tor-m2e_2

В своем недавнем материале под названием «Quo vadis, Armenia?» я писал о том, что Москва, в особенности после смены власти в Армении, армянскую армию вооружать больше и лучше чем раньше не будет. Я объяснял это тем, что нынешнее состояние военного баланса между Азербайджаном и Арменией – основное условие того, что гарантом безопасности для армян является именно российская, а не армянская армия. По моему мнению, если в Армению что-то и будет поставляться, то это будут виды вооружений, которые в Нагорно-Карабахском противостоянии не играют ключевую роль.

Интересно, что буквально на следующий день в армянских СМИ была распространена информация о планируемых в 2018 году поставках в Армению российских ЗРК «Тор». Этот факт навел меня на мысль о необходимости предметного анализа – что же представляет собой данная система вооружений и в состоянии ли эти поставки, если они осуществятся, качественным образом изменить военный баланс между Арменией и Азербайджаном. Вопрос принципиальный, так как в ряде армянских СМИ ЗРК «Тор» уже стали называть «сверхсовременным оружием».

Зенитно-ракетный комплекс «Тор» — всепогодный тактический зенитно-ракетный комплекс, предназначенный для решения задач противовоздушной и противоракетной обороны. «Тор» предназначен для прикрытия важных административных, экономических и военных объектов и передовых эшелонов сухопутных войск от ударов противорадиолокационных и крылатых ракет, ударных БПЛА и БПЛА-камикадзе, самолетов и вертолетов, в том числе, как указано в открытых источниках, обладающих технологией «стэлс». Комплекс может работать как в ручном режиме, так и автоматически, контролируя обозначенное воздушное пространство и самостоятельно сбивая все неопознанные воздушные цели.

Описание всего спектра тактико-технических характеристик в данном материале представляется проблематичным, так как на данный момент не известно о какой именно модификации ЗРК «Тор» идет речь. Экспортная модификация «Тор» М2Э в количестве двух батарей имеется, например и на вооружении ВС Азербайджана ориентировочно с 2013 года. Дело в том, что разработка комплекса была начата в 1975 году и завершилась спустя десять лет. С тех пор было представлено несколько модификаций. Согласно некоторым источникам, в контексте поставок в Армению, речь, скорее всего, идет именно о той самой модификации «Тор» М2Э, которая представляет собой комплекс ближнего радиуса действия с 16 ракетами на борту, способный уничтожать цели в радиусе до 15 км. При этом, система может работать по целям, развивающим скорость до 700 метров в секунду.

Учитывая отмеченное, следует принять во внимание следующие факторы.

В первую очередь, надо понимать, что театр военных действий данного конфликта не подразумевает активное и успешное применение боевой авиации. Кроме того, парк самолетов ВВС Азербайджана в большинстве своем устарел, а парк самолетов ВВС Армении и вовсе представляет собой нечто парадно-символическое, нежели реальное и осязаемое. Исключение – вертолеты. Вертолетный парк ВВС Азербайджана – современный и находится в прекрасном состоянии. ВВС Армении тоже обладают если и не столь современными, то тоже достаточно грозными машинами. Однако, предполагается, что после потери армянского вертолета Ми-24 в ноябре 2014 года и азербайджанского в ходе Апрельской войны 2016 года, обе стороны будут весьма осторожно относиться к перспективе применения боевых вертолетов на передовой. Даже с поправкой на то, что оба вертолета были сбиты не зенитно-ракетными комплексами, а окопной пехотой (ПЗРК «Игла» в первом случае, РПГ во втором). Таким образом, ожидаемое усиление армянских сил ПВО зенитно-ракетными комплексами «Тор» несомненно играет определенную сдерживающую роль, но не решающую – так как азербайджанская сторона на самом деле даже и не имеет претензию на господство в воздухе.

Важнее другое. Информация об ожидаемых поставках в Армению ЗРК «Тор» в армянских СМИ преподносится в первую очередь в рамках дискуссий об угрозе Еревану с Нахчыванского направления. Напомним, что в ходе своего недавнего визита в Нахчыван, Верховный Главнокомандующий ВС Азербайджана, Президент Ильхам Алиев заявил о том, что в Нахчыване имеются вооружение и ракеты дальнего действия, которые могут уничтожить любую цель противника. Армянская сторона преподносит ЗРК «Тор» как систему, способную ликвидировать оперативно-стратегическую уязвимость ВС Армении на данном направлении, где под ударом может оказаться армянская столица и сопредельные густонаселенные и богатые стратегически важной для армянской экономики инфраструктурой регионы. В контексте заявления главы азербайджанского государства, армянская сторона делает упор на ту его часть, в которой упомянуты ракеты. Однако, Ильхам Алиев в своей речи сказал «вооружение и ракеты дальнего действия».

Отмечу, что однажды на страницах «Истиглала» похожая тема уже затрагивалась. Дело в том, что среди прочих систем вооружений, имеющихся в арсенале ВС Азербайджана, дислоцированных на Нахчыванском фронте, присутствуют также всем хорошо известные ракетные системы залпового огня «Смерч», с дальностью поражения, дотягивающей до Еревана. А это уже артиллерия. Самое важное в том, что зенитно-ракетные комплексы не предназначены для борьбы с ракетной артиллерией (то есть, с реактивными снарядами). Исключение в этом плане составляет израильская система «Железный Купол». А в описании тактико-технических характеристик ЗРК «Тор» такое назначение отсутствует. Я уже отметил момент со способностью этих систем работать по целям, развивающим скорость до 700 метров в секунду. Но проблема армянской стороны в том, что еще на РСЗО «Град» БМ-21 образца 1963 года скорость реактивного снаряда составляла… 690 метров в секунду. То есть, уже близко к пределу возможности ЗРК «Тор» М2Э. Скорость полета реактивного снаряда РСЗО «Смерч» — информация засекреченная, но для представления отмечу, что у более современных по сравнению с БМ-21 систем «Град», скорость реактивного снаряда составляет около 900 метров в секунду. Это уже не по зубам для ЗРК «Тор», не говоря уже об РСЗО «Смерч». Вы когда-нибудь пытались сбить пулю из рогатки? Пусть даже рогатки весьма современной, навороченной, стреляющей свинцовыми шариками… Но все же рогатки. Попытайтесь. И это, если оставить в сторону залповый режим работы РСЗО. Теоретическая возможность «что-то сбить» присутствует, как отметил наш эксперт по вопросам ПВО, офицер запаса Вюгар Мирасланов. Но в лучшем случае две батареи ЗРК «Тор» М2Э (по четыре или пять установок в каждой с 16 ракетами на борту) смогут перехватить около десятой части залпа аналогичного количества установок РСЗО «Смерч».

Конечно, те же РСЗО «Смерч» есть и на вооружении ВС Армении, но в данном случае, в контексте Нахчыванского фронта, речь идет о том, у кого в оперативной глубине больше потенциально критических целей, а об этом выше уже писалось. Кроме того, следует учесть, что на вооружении ВС Азербайджана имеются также и суперсовременные израильские РСЗО «Линкс-Экстра» с 300-мм реактивными снарядами, летящими с запредельной для ЗРК «Тор» скоростью на расстояние до 150 км. Ереван ими можно поразить, даже не размещая в непосредственной близости к зоне боевых действий – ставь хоть в горах Дашкесана или Кедабека.

В целом вот так. Несомненно, любые поставки вооружений во вражеское государство сказываются на балансе сил. Силы ПВО Армении уже достаточно сильны. Тем не менее, в данном конкретном случае речь идет о присутствии видимых асимметрий между теми угрозами, которые возникают перед армянской стороной (на примере Нахчыванского направления), и возможностями ЗРК «Тор».

Гейдар Мирза

Аналитическая группа «Истиглал» 

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход /  Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход /  Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход /  Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход /  Изменить )

w

Connecting to %s