11043244_987717444572560_8743843654994523419_o

В системном анализе есть известный для специалистов принцип разнообразия, связанный с теоремой Эшби – создавая систему, способную справиться с решением проблемы, необходимо обеспечить, чтобы эта система имела еще большее разнообразие методов решения проблемы, чем разнообразие самой решаемой проблемы.

В отношении конфликта в Нагорном-Карабахе преимущество имеет та сторона, которая по ряду причин, в первую очередь за счет наличия материальных и нематериальных преимуществ над противником, в состоянии обеспечить данное разнообразие на всех уровнях противостояния, включая и военный уровень. Однако, несмотря на то, что каждый отдельный элемент стратегии, взятый само по себе, может быть достаточно простым для натренированных армий, выполнение всех этих простых действий в совокупности может превратиться в предельно сложную задачу. Любые действия, такие действий передислокация, применение вооружений, работа командной цепи, логистика и т.д. могут быть отработаны в учебном порядке сотни раз. Но, как пишет Эдвард Люттвак, «когда перед тобой открывается живой враг, стремящийся свести на нет все предпринятые тобой усилия, пользуясь своими силами и возможностями в соответствии с собственным умом», все происходит иначе.

Соответственно, на военном уровне осязаемые и неосязаемые преимущества той или иной стороны будут позволять более сильному демонстрировать большее богатство разнообразия методов решения проблемы, нежели разнообразие самой проблемы – включая противодействие более слабого противника как элемент сложности проблемы.

1111

Азербайджанский снайпер на одном из муровдагских постов.

Люттвак, кстати, упоминает о важности понимания роли парадокса в войне и возможности использования его в собственных целях. Готовность к выбору неэффективных (парадоксальных) методов действий, и принятию решений, которые могут казаться опасными (например, сражаться ночью, в плохую погоду, наступать на самом труднопроходимом участке) значительно увеличивает богатство разнообразия системы решения военной проблемы. Стратегии подобного рода всегда учитывают важный фактор – то, что противник, как правило, или не ожидает данных действий.

В дискуссиях военной плоскости армяно-азербайджанского противостояния сложился своего рода молчаливый консенсус касательно маловероятности каких-либо активных действий на фронтах в холодное время года ввиду специфики театра военных действий. Тому есть причины. Позиционная война, к которой наиболее комфортно и уверенно чувствуют себя обе стороны, идет круглый год, но в плане каких-то активизаций, в 2012 и 2014 годах обострения на передовой имели место летом (начало июня и начало августа соответственно). Наступательные операции ВС Азербайджана 2 – 5 апреля 2016 года тоже проходили в теплых погодных условиях. Из этого ряда выбивается за последние годы лишь февральское обострение 2017 года. В любом случае, стороны не ожидают друг от друга активных действий в холодное время года. Налицо аналитическая модель, в которой роль независимой переменной играет время года, а вероятность активных военных действий выступает в качестве зависимой переменной. Соответственно, готовность одной из сторон к активным боевым действиям зимой на передовой носит в данной аналитической модели характер неожиданного парадокса, проистекающего из принципа неэффективности активных боевых действий на армяно-азербайджанских фронтах в зимних условиях.

Рассмотрение важности парадоксальных решений с точки зрения азербайджанской стороны представляет интерес также по причине относительного преимущества ВС Азербайджана в людских и материальных ресурсах, что создает возможности для выделения темы наступательных действий в горах года в отдельный программный приоритет, в то время как противник более скован своими скудными возможностями и делает ставку на статус-кво.

Рассмотрим участки вражеской обороны, на которые нацелены плацдармы, взятые под контроль азербайджанскими частями 2 – 5 апреля 2016 года под Талышем. Зачем вообще этот плацдарм считается стратегическим? Дело в том, что эти позиции создают постоянное напряжение на дорогу в южном направлении до важного узла вражеской обороны – села Мадагиз. Взятие Мадагиза в случае азербайджанского наступления не только делает оборону райцентра Агдере (арм. Мардакерт) гиблым делом, но открывает также дорогу в район Сарсангского водохранилища, с окружением армянских подразделений, сидящих в горах восточного Мурова.

Данная (уже) логика известна и армянской стороне, но до апреля 2016 года армянское командование по всей видимости ожидало от ВС Азербайджана активных действий именно на Агдамском фронте, а не между Тертером и Агдере на севере и на Физули – Ходжавендском направлении на юге. Что если сильным аргументом в пользу ВС Азербайджана станут качества делающими возможным очередное парадоксальное для армянской стороны решение? Например, ограниченную, но неожиданную зимнюю наступательную операцию в горах Муровдага с целью взятия под контроль ряда стратегически важных позиций армянских оккупационных войск.

Снимок экрана 2017-10-14 в 21.11.37

Желтый пунктир — приблизительная линия фронта в восточной части Муровдага. Красным отмечены района планируемых активных действий ВС Азербайджана. 

Гипотетически, если речь идет о краткосрочной ограниченной операции, то целью ее должен стать ни много ни мало над контроль армянскими позициями у горы Гямыш (3,724 м – арм. Гомшасар) на главном Мурове и захват плацдарма южнее села Гюлюстан. В каждом из случаев речь идет о четырех — пяти постах на расстоянии нескольких сотен метров друг от друга. Оперативно-тактические действия тут испытывают сильное влияние специфики театра военных действий. Это не война танков. Это – война сводных ударных групп частей специального назначения, альпийских стрелков, обученных войне в горах. Такого рода наступательная операция будет сильно отличаться от действий азербайджанских подразделений в апреле 2016 года и скорее всего должна быть комбинацией молниеносных рейдов. Критическими факторами должны стать качество азербайджанской пехоты, внезапность, и безупречная работа армейской разведки и связи в условиях горной войны, а не танки, артиллерия или РСЗО. Минимальное задействование тяжелых вооружений и авиации создаст у посторонней аудитории ощущение ограниченности эскалации, что выгодно для азербайджанской стороны.

Снимок экрана 2017-10-14 в 17.29.03

Район горы Гямыш — самой высокой точки Муровдага. Синим цветом отмечены азербайджанские позиции, красным — армянские. Расстояние между пунктами составляет несколько сотен метров. 

Несомненно, к таким операциям готовятся заранее. Как в плане материально-логистическом, так и в плане личной подготовки каждого офицера и солдата задействованных групп специального назначения. Костяком для подготовки личного состава пехоты можно было бы сделать четыре сводные роты из числа самых опытных военнослужащих 191-й горно-стрелковой бригады и различного рода спецподразделений, прошедших дополнительную тренировку альпийских стрелков. Особое пристальное внимание следует уделять физической подготовке и навыкам ориентации и передвижения боевыми группами в горах, и работы с особым обмундированием и снаряжением.

Важным элементом успеха в такой операции будет мобильность и сила огневой мощи штурмовых групп. Но главную роль все же будет играть опыт тех офицеров и солдат сверхсрочников, что не первый год проходят здесь службу. Они не только привыкли к войне в горах физически, но еще знакомы хорошо с местной системой огневого взаимодействия своих и вражеских постов и огневых точек, простреливаемостью склонов, маршрутами передвижения и т.д. Несомненно, эти люди должны быть в авангарде азербайджанских штурмовых групп в качестве проводников.

Следует обратить внимание на оснащение азербайджанской пехоты легкими, но эффективными моделями переносных ПТРК, РПГ и АГС, умение успешно применить их. Израильские Spike LR, проявившие себя столь блестяще в апреле 2016 года в борьбе с вражескими танками, в этот раз будут превосходным средством поражения с дальней дистанции укрепленных вражеских огневых точек. На артиллерию и авиацию особах надежд возлагать не стоит. Тем не менее, у азербайджанского командования на всякий случай должны быть одна — две группы десантников для высадки в горах в случае экстренной необходимости. На высоте выше 3000 м над уровнем моря одно только поддержание жизнедеятельности группы людей уже само по себе экстремально, не говоря уже об активных боевых действиях. Прозрачность воздуха и разряженность атмосферы искажают восприятие расстояния до цели. Поправка на сильный боковой ветер при стрельбе из пулемета и РПГ означает прямо противоположные действия. Относительно безопасный днем маршрут может стать путем к погибели всей группы в ночное время при температуре -20 градусов по Цельсию.

Вид с одного из азербайджанских постов на Муровском хребте. 2015 год. 

Линия фронта по сути представляет собой располагающиеся на хребтах укрепленные посты и огневые точки обоих сторон. Расстояние между ними, как правило, составляет несколько сотен метров (которые в условиях гор пройти сложнее чем несеолько километров на равнине). И армянские и азербайджанские посты стоят тут уже давно, так что фронтальные подходы отлично пристреляны. По этой причине согласованная скрытность и скорость действия азербайджанских подразделений должна быть обеспечена анализом большого объема данных армейской разведки.

Одним из рисков в операции такого рода была бы не столько неспособность захватить ключевые посты противника на вершинах Муровдага и южнее села Гюлюстан, а неспособность удержать их в случае если противник предпримет контрнаступательные действия. В очень короткие сроки максимальным образом переоборудовать занятые армянские посты под собственную оборону или создать новые укрепленные огневые точки, чтобы изменить систему огневого взаимодействия и простреливаемости местности в свою пользу — вот какую задачу придется решать в течение трех дней боев в горах.

Идеальным моментом для такой операции является середина осени — поздняя осень, когда передвижения в горах все еще возможны, но не на долго и скоро все перекроется, чтобы в случае успеха операции армянская сторона не имела бы достаточно времени для прочного укрепления на новых рубежах и для ответных действий.

22550055_1964218593851838_1823448368457589851_n

Азербайджанские военнослужащие. Война в горах — другая война.  

Парадоксальность описанного сценария происходит в первую очередь из его сложности для наступающего. Но, несмотря на все это, захват азербайджанскими подразделениями отмеченных позиций на вершинах Мурова и южнее села Гюлюстан в зимнее время силами заранее подготовленных и тренированных именно под эту операцию горных стрелков и спецназа — вполне выполнимая задача. Разработка и успешное осуществление операции такого рода, помимо описанных в начале материала выгод стратегического и оперативного характера, еще и вывели бы на качественно иной уровень опыт и морально-психологическое состояние ВС Азербайджана, став логическим продолжением апрельского успеха 2016 года. В новейшей истории есть примеры таких операций, которые тоже придется изучить, в первую очередь у турецких и пакистанских коллег.

Ну и наконец, появление такого материала и дискуссии на тему возможности описанного выше сценария отнюдь не означают его неизбежности. Тем не менее, как минимум даже сам дискурс на эту тему оставит свой осадок не только в азербайджанском, но и в армянском информационном поле, и тем самым окажет негативное влияние на и без того скованное обороной и хватающееся за статус-кво командование противника.

Аналитическая группа «Истиглал»

Реклама

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s